Люди, которые играют роли...

Потратил весь свой weekend на разгребание коллекции фильмов, скопившихся на винте, путем их просмотра. Смотрел, в частности, такие картины, как:

  • Shindlers List (про фашистскую Германию и гоненья на евреев).
  • Experiment (про эксперимент по добровольному исполнению людьми ролей заключенных и надзирателей).

И возникла такая мысль: кто собственно кого играет? Человек роль, или роль человека? Ибо в первом случае свершались зверства до того вполне вменяемыми людьми. В эксперименте также – вполне нормальные и уравновешенные люди, получив роль надсмотрщика становились преступниками.

Как же люди обожают подчиняться, отключая всяческий самоконтроль как только посчитают, что “всё уже просчитано не нами” :o(

Отсюда и слепая вера в маркетоидов, в политиков, в “печатные слова”…

Вот, кстати, описание пары экспериментов аналогичной тематики:

1. Das Experiment

14 августа 1971 года в Стэнфордском университете (США) начался эксперимент, который принес всемирную известность его организатору — Филиппу Зимбардо. Это был весьма необычный эксперимент. Его началом послужил… арест половины его участников. Правда, арестованные вроде бы не слишком тяготились своей участью и всю дорогу до тюрьмы обменивались беззлобными шуточками с конвоирами. Со стороны могло показаться, что это пикировка добрых приятелей. Впрочем, так оно и было на самом деле. Арест был произведен «понарошку», а «тюрьма» размещалась в подвале факультета психологии. О своей роли испытуемые были предупреждены заранее. Половине из них предстояло две недели играть роли заключенных, тогда как остальным достались роли охранников.

Испытуемыми выступали добропорядочные американские юноши, студенты университета. Ни один из них никогда не имел конфликтов с законом и ни минуты своей жизни не провел за решеткой. Хотя, как полагал Зимбардо, каждый из них имел некое абстрактное представление о том, как следует себя вести заключенному. «Охранники» также были практически незнакомы с тюремными порядками и нравами, хотя, вероятно, имели какое-то отвлеченное представление об этом, сложившееся под влиянием книг и кинофильмов. Зимбардо поставил своей задачей выяснить, как эти представления воплотятся в реальном поведении тех и других. По собственному признанию Зимбардо, до начала эксперимента он очень туманно прогнозировал его возможные итоги. Но тот результат, который был получен, оказался непредвиденным и о многом заставил задуматься. Предоставим слово самому Зимбардо:

«…По прошествии всего лишь шести дней мы вынуждены были закрыть «тюрьму», ибо то, что мы увидели, оказалось весьма пугающим. И для нас самих, и для большинства испытуемых перестало быть очевидным, где кончаются они сами и где начинается исполнение ими ролей. Большинство молодых людей на самом деле превратились в «заключенных» и «охранников», и обе группы были уже не в состоянии ясно отличать ролевую игру от собственного Я. Драматические изменения наблюдались почти во всех аспектах их поведения, образе мыслей и чувствах. Менее чем за неделю опыт заключения зачеркнул, все то, чему они научились за целую жизнь; человеческие ценности оказались «замороженными», самосознанию каждого из них был брошен вызов, а на поверхность вышла самая гадкая, самая низменная, патологическая сторона человеческой природы. Нас обуревал ужас, когда мы видели, что некоторые парни («охранники») относились к другим парням («заключенным») как к бессловесным животным, получаяудовольствие от проявления жестокости; в то время как другие парни («заключенные») становились подобострастными, дегуманизированными роботами, которых занимала лишь мысль о побеге, проблема личного выживания да растущая ненависть к «охранникам».

Может закрасться подозрение, что и у «охранников», и у «заключенных» имелась какая-то патологическая предрасположенность к исполнению таких ролей. Потому-то они в них так и вжились… Ничего подобного! Для участия в эксперименте требовалось не только безукоризненное прошлое. Все испытуемые предварительно подверглись многоступенчатому тестированию, в результате которого были отсеяны те, у кого обнаружилась хоть малейшая склонность к депрессии, повышенная агрессивность либо хоть какая-то иная патология. Были отобраны во всех отношениях нормальные юноши, весьма уравновешенные и интеллектуально развитые. И роли были распределены между ними абсолютно произвольно — подбрасыванием монетки.

Какие выводы подсказывает данный эксперимент? Дискуссии об этом не стихают уже много лет. Ясно одно — свою тюрьму едва ли не каждый из нас носит с собой и внутренне готов сыграть в ней роль безжалостного стража или жалкого узника. Какая роль выступит на первый план — зависит от сложившихся жизненных условий. Или все-таки от самого человека?

2. Эксперимент Милгрема

Потрясающие эксперименты, раскрывающие природу подчинения, провел в 1974 году американский психолог Милгрэм. Суть их сводилась к следующему.

Испытуемому — добровольцу, пришедшему в лабораторию, предлагалось выступить в роли Учителя, который должен проверить другого участника эксперимента Ученика. Перед Учеником ставилась задача заучить список иностранных слов. Организовывал процедуру и управлял ею сотрудник лаборатории, представлявшийся как Руководитель и одетый в белый Халат. Ученик садился в кресло, его прикрепляли ремнями и на руку помещали металлические электроды.

В соседней комнате Учитель располагался за пультом, на котором было 30 тумблеров с указателями от 15 до 450 вольт. По знаку Руководителя, сотрудника лаборатории Милгрэма, Учитель начинал экзаменовать Ученика по переговорному устройству. В случае ошибочного ответа Учитель нажимал тумблер и Ученик получал удар током, причем «наказание» за каждую последующую ошибку возрастало на 15 вольт. Обычно до уровня в 105 вольт электрошок не причинял Ученику особого беспокойства. При уровне в 120 Ученик жаловался на резкую боль, после 150 кричал в переговорное устройство: «Хватит! Выпустите меня!», далее крики усиливались, превращались в душераздирающие вопли, мольбы о прекращении испытаний и пр. На все это Руководитель никак не реагировал, а предлагал Учителю продолжать «экзамен…».

Но… на самом деле никаких ударов тока не было — тумблеры ничего не включали! Ученик боли не испытывал, да и вообще это был не доброволец, а специально приглашенный актер, задачей которого было изображать мучения от электрошока.

Милгрэма и его коллег-психиатров интересовал отнюдь не академический вопрос — сколько мучений и физических страданий готов причинить обычный человек другому, совершенно невинному, если это предполагает решение порученной ему задачи?

Ответ оказался обескураживающим. Две трети участников включили в ходе опыта все 30 тумблеров по указанию Руководителя, не взирая на крики и мольбы жертвы. Проверка показала, что результаты не зависят от пола участников, и женщины готовы быть столь же послушно жестокими, как и мужчины. Участники эксперимента по психологическим тестам оказались совершенно нормальными людьми, разных профессий и возрастов, не имевшими никаких садистских тенденций, такие же, как и мы с вами. И тем не менее они готовы были нанести столько ударов током, сколько их было в их распоряжении, даже в той серии эксперимента, когда Ученик кричал, что у него больное сердце и что ему плохо!

Интересно, что по ходу эксперимента Учитель страшно переживал страдания Ученика, по существу, страдая не меньше, чем он, умолял Руководителя позволить им прекратить эксперимент. Многие дрожали от волнения, кусали губы, впадали в истерический смех, один из испытуемых стучал кулаком себе по лбу и повторял: «О Боже, пусть это, наконец, прекратится!» И тем не менее они продолжали выполнять распоряжения Руководителя.

Весьма символичным оказался такой вариант опыта, когда перед Учителем были два Руководителя: один приказывал прекратить, а другой — продолжать эксперимент. Испытуемый, переводя глаза с одного на другого, сначала требовал выдачи согласованного приказа, потом пытался выяснить, кто из двух Руководителей главнее, и лишь потом, отчаявшись найти настоящую власть, начинал следовать собственным побуждениям и прекращал удары током.

Главный вывод Милгрэма был таков: «Нормальные, обычные люди готовы пойти на что угодно по команде власти». Заметим, что в экспериментах Милгрэма Руководитель не имел никакой формальной власти над Учителем, и его признаками как Руководителя были только белый халат и собственное определение себя в качестве Руководителя.

PS: Бёрна не читал. Надо бы прочесть :o/

comments powered by Disqus
comments powered by Disqus